воскресенье, 9 декабря 2012 г.


Жертвы моды Исследование благополучия животных на зверофермах 10 дек, 2012 at 3:04 AM Жертвы моды Исследование благополучия животных на зверофермах Кэрол МакКенна, консультант WSPA Fashion Victims. An inquiry into the welfare of animals on fur farms Август 1998 года © ВИТА Центр защиты прав животных. Перевод с английского. Москва, 2008 СОДЕРЖАНИЕ: Источники Предисловие Введение Меховая промышленность Стандартные практики звероводства Условия содержания Способы умерщвления Этическая перспектива Рекомендация Примечания и ссылки Источники Исследование для данного доклада основано на разных материалах, и автор выражает благодарность за неоценимую помощь экспертов по благополучию животных, участникам зоозащитных кампаний и организациям во многих странах. Недавний обзор научной литературы, который сделали доктор А.Дж.Нимон (A. J. Nimon) и профессор Д.М. Брум (D. M. Broom) из Информационного центра по благополучию животных при Кембриджском университете (раздел по норкам из него был опубликован), обеспечил основу для главы о соображениях благополучия, связанных с природой животного и условиями выращивания. Последняя глава, «Этические перспективы», была написана с любезной помощью почетного профессора Эндрю Линзи (Колледж Мансфильд, Оксфордский университет, Andrew Linzey, Mansfield College, University of Oxford). Автор также хотел бы выразить свою благодарность Руфи Харрисон (Ruth Harrison), Марку Гловеру (Mark Glover), Джонатону Пирсу (Jonathon Pearce) и Фрэнку Вассенбергу (Frank Wassenberg) за их помощь, комментарии и предложения по поправкам в докладе, а также организациям Vier Pfoten и Respect for Animals за предоставленные фотографии. Кэрол МакКенна (Carol McKenna) – консультант по вопросам благополучия животных, она работает в нескольких британских организациях по защите животных. Предисловие Наш вкус выражается через моду, и то же самое можно сказать о наших внутренних качествах и индивидуальности, которые мы стремимся раскрыть с помощью своего внешнего вида. Исходя из этого, как можно облачаться в смерть? Для подлинной элегантности красота должна исходить от сердца, а не от жестокости. Мы не можем просто закрыть глаза на жестокости, которые описываются в этом докладе, мы не можем смыть с рук невинную кровь – неотъемлемую реальность позорной торговли, которая не имеет оправдания в современном мире. Пусть нас, потребителей, не обманывает пропаганда о существовании меха, полученного «гуманным» путем. Это очевидная подмена понятия, так как подсчет показывает, что изготовление мехового изделия невозможно без убийства 10-400 диких животных. Чтобы скрыть неприятную правду, промышленность прячет свое истинное лицо за поверхностными аргументами и эвфемизмами, например, «введение животного в бессознательное состояние». Это делается для замалчивания того, как животных оглушают дубинами, убивают электрическим током, отравляют газом, как им переламывают затылочные кости. Так давайте не будем поддаваться на столь ловкое использование синтаксиса, вместо этого давайте ознакомимся с авторитетными свидетельствами, которые собраны в этом докладе (это первый доклад, опубликованный при содействии вновь учрежденного международного Альянса Против Мехов (Fur Free Alliance). Его цель – отвлечь от пустых слов и повысить уровень осведомленности среди законодателей моды. Мода идет в ногу со временем, и при этом эволюционирует моральные, этические и эстетические ценности. В результате, меховая промышленность и все те, кто ее спонсирует, превратятся в пережитки жестокой старины и выйдут из моды. Я призываю всех любителей природы присоединиться к нашей кампании и поддержать наше благое дело своим действием и примером. Катрин Ага Хан (Catherine Aga Khan) Фонд Бельрив (The Bellerive Foundation) Введение В начале 15 века для короля Англии Генри IV была изготовлена меховая мантия. Ее сшили из 12 тысяч шкурок белок и 80 шкурок горностаев.1 В 1998 году ведущие дизайнеры мира представили свои новые коллекции. В одном из домов мод в центре внимания оказалась коллекция верхней одежды с меховой отделкой, которая была навеяна Средневековьем. Многие представители моды встретили эту коллекцию бурными аплодисментами; ее характеризовали как «величественную и необузданную».2 В 1998 году сентябрьское издание журнала Vogue, который «публикует информацию о модных веяниях сезона», включило меховую одежду в десятку самых актуальных тенденций.3 Когда речь идет об использовании меха в индустрии моды, может показаться, что за последние 600 лет мало что изменилось. Например, чудовищный урон, который торговля мехом наносит дикой природе Из-за капканов исчезли целые популяции крупных пушных зверей. Морская норка была хорошо известна в охотничьей среде из-за крупных размеров и рыжего меха. В конце прошлого века данный вид норки оказался полностью истреблен – ради меха была убита последняя особь. Бобра удалось спасти от вымирания только благодаря тому, что в 19 веке мода на головные уборы изменилась. После того, как первая леди США Жаклин Кеннеди в 1962 году ввела в моду новую причуду, появившись в свете в леопардовом пальто, для спасения пятнистых кошек от исчезновения потребовалось принятие специального закона. Использование капканов также привело к тому, что популяция других видов пушных зверей невероятно сократилась. Один за другим виды оказывались на грани вымирания, в результат,е в меховой индустрии начали использовать маленьких животных. Сейчас в капканы попадают пушные животные, которые раньше считались непригодными для получения меха. Например, ондатры – сейчас охотники в США и Канаде их безжалостно истребляют.4 К началу 20 века охотники, чтобы увеличить поставки меха, начали отлавливать живых животных и пытаться выращивать их в искусственных условиях. Первые попытки вырастить норку в неволе были произведены в начале 20 века в Канаде,5 а в конце 1920-х годов норковые фермы появились в северо-восточной Европе. Разведение черно-бурых лисиц началось в Северной Америке на острове Принца Эдварда примерно в 1870 году. Песца начали выращивать около 1895 года недалеко от берегов Аляски. Сегодня большую часть меха, поступающего на мировой рынок, получают от животных, выращенных на меховых фермах Скандинавии. В одной только Дании в 1990 году было 4,450 ферм, на которых содержали норок, и 500 ферм, где разводили лисиц.6 В 1997 году во всем мире на зверофермах было выращено и убито около 30 миллионов норок и лисиц. Это в три раза больше количества животных, которые попали в капкан в естественной среде обитания.7 Невероятная жестокость капканов оставила в тени страдания животных, выращиваемых на зверофермах. Эти животные, большинство из которых норки и лисицы, содержатся в крошечных, пустых клетках, выстроенных в ряд в сарае, и там одновременно находятся тысячи особей. Последствия такого ограничения пространства просто ужасны. У животных нет возможности реализовывать свои биологические и поведенческие потребности. Это приводит к аномальному поведению, нанесению телесных повреждений, каннибализму и убийству потомства. После восьми месяцев страданий, которые можно сравнить только с ожиданием смерти, животных убивают электрическим током или отравляют газом, что также часто сопровождается страданиями и стрессом для животного. К счастью, с тех пор как Генри IV носил свою мантию, времена изменились. Популярность меха снижается. Продавцы меха цитируют Карла Лагерфельда, который говорит: «Я использую норку, которая настолько коротко острижена, что не вижу разницы между мехом и тканью».8 Но многие люди (в некоторых странах таких большинство) относятся к шубам не как к «ткани», а как к предметам одежды, за которыми стоят страдания десятков или даже сотен животных. В результате, за последние 15-20 лет большое число покупателей, главным образом на Западе, отказались от мехов. Вместе с кризисом в мировой экономике это вызвало спад в торговле мехом и существенно снизило количество убиваемых животных. В 1988 году на меховых фермах выращивали и убивали приблизительно на 20 миллионов больше особей, чем в 1997 году.9 По сравнению с 1987 годом число животных, пойманных в капкан в США, снизилось с 17 миллионов до примерно 4 миллионов сегодня.10 В Канаде этот показатель сократился с 3 миллионов до примерно 1 миллиона.11 Одновременно снизились и цены на шкуру. В 1986 году шкурка ондатры стоила примерно 7 канадских долларов, а в 1995 году ее продавали уже за 1 доллар.12 В таких странах, как Великобритания, Голландия и Швейцария продажи меха сократились более, чем на 90 процентов.13 Отказ от меха по этическим причинам способствовал спасению большого количества животных от страданий в капканах и клетках, но недавно появились тревожные признаки того, что скорость падения спроса на мех замедляется. Беспокоит также тот факт, что ведущие дизайнеры увеличивают использование меха в своих коллекциях. Некоторые и не думали останавливаться: «В коллекциях Fendi мех никогда «не выходил из моды». Мы никогда не переставали его использовать и всегда относились к меху, как к самому шикарному материалу».14 К сожалению, 1997 год был объявлен торговцами мехом «годом, в котором ношение мехов снова приветствуется в прессе и на телевидении во всем мире».15 В 1998 году число дизайнеров, использующих мех в своих проектах, увеличилось до 160, что в 4 раза больше того, что было в 1985 году, когда их количество равнялось 42.16 В июле 1998 года отличительной чертой зимних коллекций одежды, особенно модельеров Франции и США, оказалось непомерное использование меха, в частности в качестве отделки. Несмотря на то, что подобная мода может пройти так же быстро, как и возникла, столь заметная идея влиятельных дизайнеров может привести к еще большему признанию и освещению тенденций в СМИ и в популярных магазинах. Кроме того, организации по защите животных беспокоятся, что потребителей, которые отказываются покупать традиционную шубу, могут убедить купить изделие из стриженного или крашеного меха. Одна из постоянных отговорок модельеров и непосредственно всей меховой промышленности заключается в том, что большинство пушных животных (в первую очередь, норок и лисиц) специально разводятся на меховых фермах. Дизайнеры даже могут ограничиться использованием меха, полученного от тех особей, которых «специально вырастили». Исходя из их слов, разведение животных на фермах считается более приемлемым и этичным способом, чем ловля капканами. Однако животные, содержащиеся в клетках на меховых фермах, мучаются не меньше, чем в ловушках. Напротив, можно сказать, что они страдают еще больше. В отличие от диких животных, у них нет возможности реализовывать свои природные потребности, то, что подсказывают им инстинкты. В этом докладе представлены аргументы против того, чтобы содержать в неволе норок и лис на зверофермах, а также приводятся результаты научных исследований, открывающие людям глаза на страдания пушных животных. Хочется верить, что дизайнеры и покупатели откажутся от мехов. Это положило бы конец всей меховой индустрии, которая виновата в одной из самых безжалостных, если не самую безжалостную эксплуатацию диких животных. Причем ее цель – обеспечение индустрии моды мехом – совершенно тривиальна и не имеет никаких моральных оправданий.... http://www.vita.org.ru/library/fur/makkenna-fashion-victims.htm

Комментариев нет:

Отправить комментарий